Armenian Kyokushin Karate
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Теория [65]
Практика [57]
Главная » Статьи » Методика » Теория

ОБУЧЕНИЕ КАРАТЭ
В педагогической деятельности теория предмета и организационно-методическое обеспечение процесса обучения — основа основ.

Однако сегодня невозможно найти учебного пособия, раскрывающего суть процесса обучения в каратэ и основы теории, на которой базируется предмет. Именно в силу отсутствия научно-методических основ в каратэ и сложилась благоприятная почва для процветания дилетантства и делячества. В основном вся литература по всем школам и стилям даёт изобразительно-описательный материал об одних и тех же действиях и приёмах, иногда разбавляя содержание известными притчами, мифами и легендами о знаменитых мастерах. В лучшем случае могут быть дамы схемы с указанием проекций стоп и центра тяжести тела да траектории движений рук и ног. Предлагаемая методика обучения в подобных изданиях не раскрывает ни средств, ни методов формирования физических качеств и двигательных навыков. Она построена по самому примитивному принципу, не требующему каких-либо педагогических знаний, «делай, как я», который характерен для упрощённого современного каратэ и основан на многократном повторении одного и того же действия и методические указания сводятся к замечаниям о том, что бить надо сильнее, двигаться быстрее, дышать глубже. Пояснительная часть нередко построена на понятиях и определениях, которые Опираются не на доказательную научную базу, а на отвлечённые образы, характерные для притч и легенд, которыми овеяны боевые искусства Востока. Но надо понимать, что притчи и легенды — это часть уникальной культуры Востока, литературное наследие прошлого, а не учебное пособие. Не редки случаи, когда титулованные мастера требуют от учеников чрезмерного в достижении результатов только потому, что этого требуют традиции, передаваемые легендами, или по-тому, что по замыслу основателя направления подобное отражает особенность стиля. Известен случай, когда один иностранный мастер на семинаре в Москве требовал от одного из участников сесть в шпагат. При этом он не обратил внимания ни на возраст, ни на физические кондиции этого человека. В результате произошёл разрыв мышечного сухожилия на левом бедре.
Но удивителен не сам факт травмы, а то, что этот мастер даже не подумал, что причина в его собственной профессиональной необразованности. При современном уровне развития науки о физической культуре подобное невежество кажется странным, тем не менее оно весьма распространено даже среди именитых мастеров. В боевых искусствах особым уважением пользуются «носители информации» — люди, обладающие знаниями о том или ином направлении. Это вполне справедливо. Однако для педагогической деятельности в каратэ недостаточно только знать приёмы и уметь их показывать, наряду с этим важно владеть теорией и методикой обучения, а это уже знания иного порядка. Без ясной и продуманной методологии любое знание о боевых приёмах становится мёртвым грузом.
Обучение каратэ
Отсутствие научного подхода к предмету каратэ привело к тому, что повсеместно методы обучения отображают существующую японскую методику, построенную по принципу смешанно-группового обучения, без учёта индивидуальных анатомических и психофизических особенностей занимающихся. Такая методика содержит лишь общие рекомендации по выполнению приёмов и действий, при этом требования к выполнению зачастую неоправданно завышены, а иногда просто невыполнимы для большинства. Это существенно снижает ценность данной методики, так как она не может быть использована в практике обучения единоборству, поскольку не предусматривает индивидуального подхода. Приведу пример. Наиболее характерный для каратэ приём — это прямой удар разноимённой рукой (гяку цки). Для его эффективного выполнения необходимо уметь быстро выходить на реальную дистанцию и наносить удар с высокой точностью и концентрацией. В свою очередь, для этого необходимо обладать хорошими скоростно-силовыми и координационными способностями. Все стили каратэ для формирования этого приёма предлагают метод многократного повторения данного действия с максимальной силой и скоростью, без ответа на вопрос: а как в этом случае воспитать необходимую координацию и максимальную силу и скорость? Большинство занимающихся не смогут добиться эффективного выполнения этого приёма, так как координационные и скоростно-силовые способности зависят от состояния центральной нервной системы, нервно-мышечных связей, структуры мышечной ткани, а это факторы природные и строго индивидуальные. В данном случае простым увеличением количества повторений и напряжением воли качества не добьешься, а существующие подходы к обучению в современном каратэ ничего иного не предлагают. Прежде чем требовать от воспитанников проявления физических качеств в конкретном приёме, необходимо вывести их на определённый уровень выполнения двигательных навыков и физической подготовленности. Но это процесс длительный и скрупулёзный, требующий индивидуального подхода, что не предусмотрено методами современного каратэ.
В различных школах и стилях каратэ говорят об особенностях, характерных исключительно для того или иного направления. Одни делают акцент на преимущественной работе рук или ног, другие — на жёстких «блоках», третьи — на быстрых перемещениях. Соответственно и подготовка строится с учётом этих «особенностей», часто в ущерб целесообразности и вопреки физическим возможностям учеников. Обучение в каратэ не должно быть направлено на формирование только тех качеств, которые подчёркивают особенности стиля или отвечают техническим пристрастиям инструктора. Суть обучения в том, чтобы воспитать навыки ведения реального боя, используя индивидуальные особенности учеников и законы боя. Индивидуальный подход и нужен для того, чтобы максимально использовать индивидуальность воспитанника, не ломая его под стилевой шаблон, и, базируясь на его анатомических и психофизических особенностях, сформировать технику каратэ. Именно в этом должна заключаться ценность методики обучения.
В обучении базовым формам, кихон и ката, существующая методика ориентируется на японские образцы и подражание японским мастерам. Кроме того, критерием оценки мастерства в каратэ является выполнение ката согласно японским представлениям о красоте формы тела. Поэтому все последователи каратэ в Европе и на Западе стараются подражать в этом своим японским наставникам. В этом нет ничего удивительного, это вполне естественно, но именно в этом заключается и серьёзная методическая ошибка. Подражание японским мастерам в выполнении форм, траекторий и характера движений бессмысленно, так как не даёт положительного результата в росте мастерства, напротив, сдерживает этот рост. Причина в неповторимости двигательной индивидуальности каждого мастера и анатомических различиях, которые проявляются в разнице размеров и форм стоп и кистей, длине рук и ног, соотношении размеров плеча и предплечья, голени и бедра. Представьте себе, насколько нелепо будет смотреться двухметровый сибиряк с пятидесятым размером ноги и кулаком с двухпудовую гирю, если в стойке «некоаши» станет подражать японскому оригиналу. Но самое главное, что для совершенствования мастерства ведения боя такое абсолютное подражание вовсе не обязательно. Здесь важно понять назначение этих форм, принципы их применения в поединке и овладеть навыками их использования с учётом индивидуальных особенностей. Хочу, чтобы меня правильно поняли российские последователи каратэ. Кихон и ката занимают важное место в процессе обучения как традиционный метод педагогического воздействия и как критерий оценки результата на определённом этапе обучения, но не являются абсолютным критерием оценки мастерства в единоборстве.
Самый распространённый подход к проведению занятий в современном каратэ — это смешанно-групповой метод, когда люди разные по возрасту и уровню физической и технической подготовленности в составе группы одновременно выполняют стандартные действия, по единым для всех требованиям. Содержание И структура таких занятий, как правило, не меняются. Эффективность подобного метода с точки зрения роста мастерства единоборца весьма сомнительна, так как он не учитывает ни возрастные особенности занимающихся, ни физические. Часто на таких тренировках складывается ситуация, когда одна часть группы ещё не может выполнить задание тренера, в силу неокрепшего юношеского организма, а другая уже не может, в силу возрастных изменений. При такой организации обучения воспитать мастера-единоборца невозможно. Подобный метод можно использовать в группах физкультурно-оздоровительной направленности, на семинарах и фестивалях, в процессе разучивания новых форм, т.е. когда занятия носят информационный, ознакомительный характер. Групповой метод можно использовать на начальном этапе обучения, когда формируются первоначальные навыки в соответствии с общими требованиями и когда выявляются индивидуальные особенности каждого занимающегося. Но уже на более высоком уровне подготовленности применение группового метода будет сдерживать рост мастерства, причём у наиболее способных учеников.
Если обратиться к истории, то можно увидеть, что в методике обучения боевым единоборствам ничего подобного никогда не было. Боевое искусство боя никогда не передавалось в массовом порядке, а всегда только индивидуально. Поэтому и не могло появиться группового метода в практике обучения единоборствам. Кроме того, использование упражнений, оформленных в виде стандартных комплексов в качестве критерия оценки мастерства, характерно для таких видов спорта, как спортивная и художественная гимнастика, фигурное катание и т.п., но не для единоборств, тем более боевых. Откуда же всё это взялось в современном каратэ? Мне кажется, что причина несоответствия истинного смысла каратэ и его современного содержания лежит в той модернизации, которую провели в разные времена Итосу и Фунакоси. В результате исконное боевое единоборство стало развиваться совершенно в другом направлении, служить другим целям и соответственно приобрело современные формы и методы.
Бесконечный же процесс распада единой боевой системы, который начался в начале XX века, на многочисленные стили и направления, не отличающиеся, по сути, друг от друга, амбициозность лидеров этих стилей и повсеместная коммерциализация каратэ, теоретическая и методическая необразованность большей части второв, пишущих на эту тему, не оставляют надежд на то, что может быть создана общая для каратэ фундаментальная научная база. Вместе с тем у российских специалистов самые предпочтительные шансы для создания теоретических и методических основ каратэ. Я очень уважаю японских мастеров, но именно в России созданы фундаментальные основы науки о физической культуре, о которой многие современные мастера каратэ не имеют даже представления.

КАТА И КУМИТЭ

В любом виде искусства или науки обязательно существуют школы и направления, которые отличаются друг от друга по каким-то особенным признакам.

В боевых единоборствах также существуют деления по географическим, национальным, целевым и другим признакам. Однако в наше время процесс образования новых направлений и стилей приобрёл лавинообразный характер. Наиболее бурно этот процесс идёт в каратэ, где количество стилей, образованных как в Японии, так и за её пределами и без её участия, не поддаётся учёту. Причина подобного явления не только в особенности людей делать одно и то же дело по-разному, приспосабливая его под свой менталитет и анатомо-физические особенности, но и в повсеместной коммерциализации каратэ, превращении искусства в доходное дело. Там, где деньги являются самоцелью, не может быть большого искусства. Для получения доходов дельцам необходимо привлекать массы, в то время как глубина искусства доступна не очень многим. Поэтому большинство «основателей» современных стилей мистифицируют публику, добиваясь одной цели — маркетинговой, т.е. продвижения своего детища на рынке услуг но каратэ. Можно, конечно, предположить, что подобные проявления нужны обществу, как и высокое искусство. Для многих людей важнее форма, чем содержание, желание показать при помощи каких-то средств идентификации свою личную причастность к популярному явлению, чем овладение истинными знаниями через повседневную работу над собой.
Однако здесь я не ставлю задачу социологического исследования причин появления столь огромного количества стилей в каратэ. Меня интересует их практическая и методическая ценность, но для того чтобы разобраться в этом, важно понять, что же такое стиль в каратэ. Часто в обиходе в качестве синонимов используются такие термины, как «школа», «направление», «стиль», хотя это и разные по смыслу слова. Кроме того, практически все стили современного каратэ представляются как обособленные виды единоборства, имеющие особое, только им присущее содержание. Вот такое несоответствие смысла слова в его употреблении и выпячивание несуществующих особенностей очень характерно для современных стилей каратэ. Я уже упоминал о том, что прообразом современного каратэ является окинавское боевое искусство тодэй, сформировавшееся под влиянием китайского кулачного боя и ставшее школой рукопашного боя, которая выделилась в самостоятельное направление по географическому признаку. В свою очередь, взяв за основу двигательную структуру тодэй и придав ей некоторое своеобразие, каратэ выделилось в самостоятельное направление или школу по национальному признаку. Другими словами, каратэ — это обособленное направление на ряду с другими национальными и географическими образованиями, например ушу или тае-квоидо, объединёнными иод общим названием «боевые искусства». Стиль же вопреки честолюбивым замыслам «основателей» не может быть обособленным единоборством, так как стили являются разновидностью выполнения одних и тех же действий. Особенно наглядно это видно в современном спортивном каратэ, где стилевые границы стираются полностью. Средствами нападения и защиты в каратэ являются руки и ноги, и ничего другого стили предложить не могут, иначе это будет уже не каратэ. Поскольку все люди выполняют одно и то же движение по-разному, в силу индивидуальности человека, то, но сути, стилей в каратэ столько, сколько людей, которые каратэ преподают. Каратэ едино, а стиль — это отражение индивидуальности мастера, его профессионального опыта и знаний, это система педагогического воздействия, одна из целей которой обучить искусству ведения рукопашного боя. Сегодня появление новых стилей — это, за редким исключением, не результат обобщения опыта и знаний практикующего мастера, а результат Деятельности профессионально необразованных выскочек, занятых дележом рынка каратэ.
Что же сегодня мы можем услышать о том или ином стиле каратэ? Есть ли принципиальные стилевые отличия, влияющие на уровень мастерства в каратэ? Во-первых, каждое новообразование заявляет о том, что оно самое боевое из всех боевых. В отношении подобных заявлений следует сказать, что бесконечные споры о боевом преимуществе одного стиля перед другим вообщс не имеют смысла, так как оценить прикладную значимость стиля можно только в реальном бою как с вооруженным, так и невооруженным противником. Разумеется, что не каждый автор современного стиля пойдёт на такое испытание, поскольку большинство из них не имеют практического опыта таких боёв, а их системы строятся в основном на умозаключениях и двигательных фантазиях. Во-вторых, все современные стили пытаются доказать свою генеалогическую связь с первоисточником. В этом тоже нет никакого смысла, поскольку каратэ в целом, а следовательно, и все стили имеют косвенное отношение к шаолиньской системе рукопашного боя, но этот факт не даёт никому каких-либо преимуществ. В-третьих, многие говорят о подлинности ката, которые и составляют истинную ценность стиля и являются его секретным оружием. Набор ката и характер их выполнения — это единственное, что отличает один стиль от другого, но даёт ли это какое-то преимущество — вопрос спорный. На мой взгляд, преимущество одного стиля перед другим может дать только грамотно построенное организационно-методическое обеспечение процесса обучения, основанное на опыте мастеров нескольких поколений и достижений современной науки. Однако организационно-методические вопросы в современном каратэ практически не раскрываются, что говорит об отсутствии методологии, а без этого все разговоры о преимуществах недоказательны.
Сегодня стиль в каратэ — это в большей степени юридическое образование, отстаивающее корпоративные интересы, а по сути, интересы круга лиц близких к основателю или главе стиля. Данный интерес не предусматривает быстрого и эффективного обучения и роста мастерства всех последователей, а скорее направлен па их длительное сдерживание в стилевых рамках. Одним из инструментов сдерживания являютсе ката (формальные упражнения), то единственное, что отличает один стиль от другого. В современном каратэ по качеству выполнения ката определяют уровень мастерства единоборца, что само по себе уже странно, так как здравый смысл говорит о том, что главным критерием мастерства в единоборстве может быть только само единоборство. Кроме того, выработать ясные и объективные критерии оценки выполнения ката просто невозможно. Поэтому оценка всегда будет зависеть от субъективных факторов. Что представляют ката по своей сути? Какое место эти формальные комплексы занимают в процессе обучения собственно единоборству? О важности ката пишут и говорят очень много. Из всего этого можно сделать вывод, что с помощью ката формируются навыки ведения реального боя. Однако я не нахожу прямой логической и методической взаимосвязи ката и кумитэ и думаю, что место ката и их значение зависят от цели, которую преследует человек, занимаясь каратэ. Выше упоминалось о том, что в современном каратэ естественным образом определились три направления деятельности — физкультурное, спортивное и прикладное. В спортивном каратэ ката никак не влияют на формирование навыков ведения спортивного поединка, что хорошо известно всем спортсменам. По существу, эти два вида спортивных состязаний лишь условно объединены в рамках одного вида спорта и сегодня вполне могут быть самостоятельными спортивными дисциплинами. В физкультурном каратэ вообще не ставится задача обучения реальному бою. В данном случае ката выполиняют функцию специализированных упражнений, формирующих тело, расширяющих двигательный диапазон и сохраняющих двигательную активность. Если же обобщить все высказывания о прикладной сущности ката, то можно выделить две точки зрения, которые в какой-то степени определяют суть ката. Первая и наиболее распространённая: ката — это имитация боя с несколькими противниками за жизнь, причём бой обязательно заканчивается победой. Вторая и более близкая к истине: ката — это средство отработки приёмов боя. Вместе с тем современные знания о ката не дают ответов на очень важные с методической точки зрения вопросы — какое количество ката необходимо и достаточно практиковать, чтобы сформировать и поддерживать боевые качества, какие ката наиболее эффективны в этом смысле, как собственно их использовать в процессе обучения боевому единоборству? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо понять изначальную суть и причину появления ката. Основываясь на научном анализе многих из вестных ката, я позволю себе высказать собственную точку зрения на эту тему.
Первоначальные навыки защиты и нападения заложены в психической программе человека и обусловлены инстинктом выживания. Навыки нападения помогали первобытному человеку добывать пищу, а навыки защиты — не быть съеденным. Эти навыки требовали совершенствования, а самое лучшее средство совершенствования приёмов боя, если отсутствует противник, спарринг-партнёр или тренажёр, — это выполнение их в виде формальных упражнений. Можно сказать, что простейшие ката появились на заре человечества. В нашем же случае мы сталкиваемся с особыми, совершенными двигательными структурами, но во многом формальными, поэтому точка зрения, что ката есть имитация боя за жизнь, кажется мне надуманной. Нет оснований полагать, что стандартные формы движений одного участника предполагаемого боя могут служить моделью двигательных взаимосвязей порядка, коими является реальный поединок. Кроме того, имитация — это воспроизведение с определённой точностью чего-нибудь существующего, а воспроизвести то, чего нет, невозможно. Будущий поединок с несколькими противниками невозможно даже смоделировать, так как неизвестны очень многие параметры, а воспроизводить прошлое нет смысла, поскольку оно уже никогда не повторится в том же виде. Формальные упражнения не могут быть имитацией боя, следовательно, ката не имеют столь определяющего значения в процессе подготовки к поединку, как это следует из многих источников и как это принято считать сегодня. Вторая точка зрения, подтверждённая научным анализом двигательной структуры ката, исходит от ряда известных мастеров, которые считают, что ката — это средство индивидуальной тренировки приёмов и действий определённого типа.
Каждое конкретное формальное упражнение представляет собой логически увязанный набор движений, имитирующих отдельные приёмы боя и отражающих индивидуальные особенности мастера, автора этого комплекса. Структура ката и их смысловое содержание (бункай) построены под определённый двигательный тин, индивидуальную энергетику и интеллектуальную сущность конкретного человека. Вот почему не все ката адекватно воспринимаются в процессе их изучения, а лишь только те, которые максимально соответствуют Индивидууму. Каждый раз, выполняя несвойственную своему типу ката, мы как бы надеваем на себя чужую одежду не по размеру, рискуя сломать собственную индивидуальность. В этом есть опасность непродуманного использования ката в процессе формирования мастерства. В легендах об известных мастерах каратэ часто рассказывается о том, что тот или иной мастер всю жизнь практиковал всего одну или дне ката и, как правило, эти ката были авторские. Этот факт подтверждает версию о том, что ката создавались для индивидуального пользования, как средство тренировки и хранения информации. Информация, «замаскированная» в ката и содержащая знания о бросках, болевых и удушающих приёмах, разнообразных ударах, претерпела серьёзные изменения и сегодня представляется в основном в виде замысловатых движений и экзотических перемещений, не имеющих практического смысла. Для того чтобы приёмы, которые заложены в структуре ката, могли быть реализованы в реальном поединке, необходимо использование дополнительного состава средств и методов, помимо собственно изучения движений.
Ввиду очевидного отсутствия логической и методической связи в современном каратэ между ката и кумитэ, неправомочно говорить, что ката есть суть содержания того или иного стиля каратэ. Ката различных стилей каратэ отличает не суть, а лишь характер выполнения одних и тех же движений. С методической точки зрения ката каратэ — это средство формирования двигательных навыков и расширения двигательного диапазона. Используя ката в процессе формирования навыков, следует помнить, что требования по выполнению ката должны быть строго индивидуальны. Безусловно, что есть люди с широким двигательным диапазоном, но как нельзя тенора заставить петь басом, так нельзя заставить человека двигаться вопреки его природной индивидуальности. По своей сути ката не могут быть абсолютным критерием оценки мастерства в единоборстве, но как один из критериев могут показывать двигательные возможности человека. Самым важным критерием оценки мастерства в каратэ является умение использовать приёмы боя не только в демонстрационном, обусловленном поединке, но и в реальном.

САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

От людей, занимающихся каратэ, часто можно услышать высказывание о том, что это образ жизни, ведущий к совершенствованию личности. О необходимости совершенствования или самосовершенствования в боевых искусствах говорят и пишут все известные мастера и неизвестные авторы, литература и фильмы на эту тему пронизаны философией, которая отличает и возвышает боевые искусства Востока над всеми другими направлениями.
Хорошо известно, что в древние времена на Востоке философская составляющая, наряду с практическим содержанием боевых дисциплин, занимала особое место в системе формирования личности воина. Например, в «Бусидо» (Путь воина), своде правил и наставлений, регламентирующих жизнь и поведение самураев средневековой Японии, скоп центрирована основаная философская идея, которая и определяла образ жизни воинского сословия: «Путь самурая — это смерть». Это означало, что воин должен постоянно помнить о смерти и быть готовы м к тому, что смерть может застигнуть его в любом бою. Смерть — это главное дело самурая. И если он будет постоянно помнить об этом, то сможет стать исключительной личностью через постоянное совершенствование своих качеств ради выполнения воинского долга. В этом случае понятия «образ жизни» и «совершенствование личности» связаны с деятельностью, имеющей особую социальную значимость и вдохновляющей человека, это — выполнение воинского долга. Сегодня в понятие «образ жизни» в каратэ, как в философскую категорию, охватывающую всю совокупность жизнедеятельности индивида, вкладывается совсем иной смысл, не требующий абсолютного отрешения от мирских дел ради служения идеи. Сегодня мало кто отдаёт отчёт своим словам, когда употребляет подобные философские словосочетания, поскольку ни современные мастера, ни многочисленные современные авторы не дают каких-либо рекомендаций относительно образа жизни каратэки в современных условиях. И вообще, является ли современное каратэ тем самым социально значимым делом, которое может стать образом жизни человека?
То, что каратэ — это явление в современной жизни, бесспорно, но мне кажется, что значимость этого явления необоснованно завышена. Каратэ — это не воинское дело, особенно современное, но оно может стать частью военной подготовки при определённом логическом оформлении. Искусственное же притягивание воинской философии средневековой Японии к современному каратэ некорректно и даже вредно, поскольку вводит людей в заблуждение относительно истинного значения этого явления. Кроме того, нет полной ясности в вопросе о том, что скрывается под словами «совершенствование» и «самосовершенствование» в каратэ. Несмотря на то что об этом пишут и говорят очень много, этот вопрос остаётся открытым даже для тех, кто профессионально занимается этой деятельностью. Совершенствование означает движение к улучшению. Следовательно, самосовершенствование — это индивидуальный путь к улучшению, когда человек сам выбирает средства и методы собственного развития. Способен ли начинающий каратэк самостоятельно выбрать верное направление комплексного развития в каратэ сегодня? Думаю, что нет.
Сегодня без ясных ориентиров он запутается в огромном объёме информации и ложных представлений. Но как бы там ни было, совершенствование — это стремление к улучшению того, что уже есть. Поэтому данный вопрос следует рассматривать в контексте многолетней деятельности, где период начального обучения является самым важным, иначе нечего будет совершенствовать. Прежде чем говорить о совершенствовании мастерства, необходимо это мастерство сформировать, и прежде чем говорить о совершенствовании личности, эту личность надо воспитать. Другими словами, совершенствование — это логическое продолжение педагогического процесса формирования первоначальных навыков и качеств, которые реализуются через конкретную программу обучения, где и должны быть увязаны вопросы гармоничного воспитания и последующего совершенствования. Подобных программ в современном каратэ нет. Правомочно ли в таком случае привлекать воинскую философию, если программы всех известных стилей каратэ затрагивают лишь физический аспект развития человека в границах стилевой специализации?
Из литературных источников о каратэ в части, касающейся гармоничного развития личности, следует лишь одно: мастер каратэ должен неустанно совершенствовать свою духовную, интеллектуальную и физическую сущность. Но как правило, в этих работах не определены пути и не раскрыты средства и методы совершенствования, т.е. нет понятных рекомендаций, как это надо делать. Современные японские мастера, опираясь на философскую концепцию о триединстве, в основу которой легли понятия о гармоничном сочетании трёх качеств, характеризующих человека в идеале как носителя добра, разума и физического здоровья, также лишь подчёркивают первостепеность такого развития личности, не раскрывая сути совершенствования в каратэ. Фактически философия современного каратэ ограничивается общими фразами о совершенствовании, заимствованными у философов Древнего Востока. Здесь следует сказать, что любая педагогическая система видит достижения своих успехов именно в формировании гармонично развитой личности, будь то обучение какому-либо ремеслу или воинскому делу, однако нигде, как в каратэ, этот аспект воспитательной деятельности не выпячивается с такой откровенной нескромностью. Может быть, в каратэ какой-то особый подход к воспитанию человека, который даёт основание для подобного «задирания носа»? А может быть, в содержании современного каратэ есть что-то особенное, что возвышает его над другими единоборствами? У меня есть ответы на эти вопросы, но я хочу познакомить читателя с точкой зрения на современное каратэ известного японского мастера, основателя японского каратэ Дзёсипмон-Шоринрю, Хошу Икеды, которую он изложил в своей книге «Сущность каратэдо древности и наших дней»: «Всё современное каратэ — это движения, лишённые смысла, и уже назрела необходимость возврата каратэ на истинный путь».
Гранд-мастер, основатель направления в каратэ нашёл в себе мужество признать, что современное каратэ уже давно не соответствует традиционным представлениям о воинском искусстве, а философские понятия и внешняя атрибутика, характерные для традиционных воинских дисциплин, бессовестно эксплуатируются дельцами от каратэ. Бессмысленность современного каратэ, с позиций воинского дела, абсолютно очевидна, и именно эту бессмысленность пытаются завуалировать изысканной философией те, кто использует каратэ в коммерческих или иных целях. Что же имеет в виду гранд-мастер И кеда, когда говорит о необходимости возврата каратэ на истинный путь? Речь здесь идёт о том, что необходимо современное каратэ привести в соответствие с традиционной воинской философией, а ДЛЯ этого нужно внешние успехи объединить с внутренним содержанием. Это означает, что, отдавая должное физкультурно-спортивному аспекту, не следует забывать, что суть каратэ в боевой значимости. Трудно предположить, как международные деятели будут возвращать каратэ на истинный путь, и захотят ли они это делать, но ясно одно: подготовку в каратэ следует строить в соответствии с традиционными представлениями о боевых дисциплинах, где физкультурно-снортивный аспект рассматривается только как часть подготовки. Если использовать образное сравнение, то современное каратэ можно представить в виде красивого, но пустого сосуда, которым можно украсить интерьер, можно им любоваться с разных сторон, но нельзя использовать по прямому назначению. Практическая польза от такого сосуда будет, если его наполнить чем-то существенным. Таким существенным содержанием является программа для реализации конкретных боевых задач, то, что делает каратэ оружием.
В 20-е годы прошлого столетня каратэ получило распространение среди гражданского населения Японии Как военная гимнастика. В нашем понимании это специальная физическая подготовка, направленная на формирование двигательных навыков и физических качеств, необходимых для обучения реальному бою. Активно каратэ стало распространяться в тот период, когда Японию одолевали великодержавные амбиции и в связи с этим проходила милитаризация всего гражданского населения. Каратэ и стало тон военизированной системой физического воспитания будущих солдат, а заимствованная из «Бусидо» философская концепция придала ей правдоподобность и привлекательность. После поражения японского милитаризма во Второй мировой войне, когда у Японии, кроме гордости, ничего не осталось, вспомнили о каратэ как о боевом национальном искусстве, которое и заставило мир заговорить о японских воинских традициях. Оставаясь, по сути, гимнастикой, каратэ дошло до наших дней к известно сегодня большинству как боевое японское искусство с собственной философией. Но если в те времена каратэ являлось частью допризывной подготовки, то сегодня это система физкультурно-спортивного воспитания, и воинская философия в этой системе выглядит неуместно и тяжеловесно. Суть воинской философии заключается в обобщении мыслен и идей о гармоничном развитии личности воина, в освобождении его от злобных мыслей н формировании ответственности за выполнение воинского долга. Но самое главное, это — достижение осознанного отношения к смерти и оправдание перед собственной совестью необходимости убивать. Такие философские категории, как «образ жизни воина» и «совершенствование личности воина», являются основой воинской философии; Имеет ли какое-либо отношение к этому то, что мы сегодня называем каратэ?
Сегодня каратэ в отличие от воинского дела имеет совершенно иной социальный статус, являясь одной из форм физкультурно-спортивной деятельности. Поэтому философские категории «образ жизни» и «совершенствование личности» здесь если и приемлемы, то весьма условно и очень ограниченно, но, кроме того, очень важно, что человек ищет в каратэ, какие цели преследует, занимаясь этой деятельностью. Насколько ясна цель, настолько понятны задачи, которые необходимо решать для достижения цели. Понимание задач, в свою очередь, облегчает выбор средств и методов их решения. Если в педагогической деятельности отсутствует подобная проработка вопроса, все разговоры о воспитании и совершенствовании не имеют смысла. Большинство современных последователей каратэ не могут дать вразумительного ответа на вопрос: что они понимают под совершенствованием личности в каратэ? Во многом это пропс ходит в силу отсутствия ясной целевой установки. Имеете с тем чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо сформулировать понятие «совершенствование личности в каратэ», но эта формулировка должна охватывать всю совокупность качеств каратэки. Очевидно, что процесс совершенствования порождается желанием достичь чего-то. Какие же цели ставят перед собой современные последователи каратэ? Согласно опросам, подавляющее большинство лиц старше 30 лет рассматривают каратэ как своеобразное средство сохранения двигательной активности.
Практически все молодые люди стремятся максимально реализоваться как спортсмены. Военнослужащие и представители служб безопасности видят в каратэ специальную дисциплину. И очень немногие относятся к каратэ как к комплексной педагогической системе. В нервом случае мы видим стремление к улучшению или сохранению физической активности посредством занятия единоборством. Во втором все стремления направлены к пьедесталу почёта, наградам и превосходству над другими. Третий случай связан с решением профессиональных задач. В четвертом целью является воспитание личности на основе принципов, составляющих суть боевых искусств. В трёх первых случаях понятие «совершенствование личности» как философская категория, охватывающая всю совокупность деятельности человека, занимающегося каратэ, не уместно вообще. В каждом из этих случаев можно говорить об улучшении отдельных видимых сторон человека. Но о полноте совершенствования личности можно говорить лишь тогда, когда каратэ становится комплексной педагогической системой. Что же понимают под совершенствованием личности современные именитые мастера каратэ? В основном все сходятся на том, что необходимо совершенствоваться физически, интеллектуально и духовно. Необходимость такого совершенствования вызвана тем, что физически слабый человек не способен сопротивляться злу, но, с другой стороны, «вооружённая безнравственность» очень опасна для окружающих. Поэтому человек должен развиваться гармонично, без перекосов в ту или иную сторону. Если обобщить рассуждения наиболее известных мастеров, то под физическим совершенствованием они понимают улучшение физических качеств через изучение приёмов каратэ, а под интеллектуальным — изучение философии и истории предмета. Суть же духовного совершенствования, несмотря на постоянное упоминание, современные авторы не раскрывают даже в общем смысле (некоторые авторы иногда используют вместо термина «духовное совершенствование» словосочетание «нравственно-этическое воспитание», что, па мой взгляд, ближе к истине). Обобщённые суждения современных мастеров на эту тему вызывают много вопросов, а недосказанность приводит к ошибочности в уяснении сути проблемы, а это недопустимо, когда речь идёт о совершенствовании личности.
О физическом совершенствовании. Главная методическая мысль о физическом совершенствовании в каратэ, которую можно извлечь из многочисленных источников, заключается в том, что, изучая приёмы каратэ, мы развиваем все необходимые физические качества, а далее, совершенствуя эти качества через многократное повторение приёмов с максимальной силой, скоростью и амплитудой движения, совершенствуем и технику, и физические качества. Подобный подход к физическому совершенствованию, на мой взгляд, является ошибочным и даже вредным, наносящим ущерб здоровью и тормозящим рост технического мастерства. Во-первых, изучению приёмов каратэ должно предшествовать воспитание необходимых физических качеств и двигательных навыков, а не наоборот, поскольку новое и неестественное для человека движение невозможно освоить без предварительной специальной подготовки. Во-вторых, многократное повторение однотипного действия, удара рукой или ногой с максимальной силой и скоростью как но тренажёру, так и без него, травмирует суставы и связки, деформирует соответствующие отделы позвоночника. В-третьих, процесс совершенствования физических качеств того или иного приёма каратэ не беспределен и ограничен индивидуальными возможностями человека и связан с его возрастом. Более подробно данная тема ещё будет рассмотрена, здесь же отмечу главное — нельзя путать процессы физического совершенствования человека, где целью является улучшение его физического здоровья и двигательных возможностей, со специальной физической подготовкой, направленной на совершенствование выполнения конкретного приёма каратэ. И ещё. Очень многие заблуждаются, считая, что многократное выполнение приёма в полную силу ведёт к его совершенствованию. Совершенствование техники единоборства зависит от очень многих факторов, одним из которых является возраст. Период до 30 лет характеризуется максимальными возможностями для совершенствования физической составляющей того пли иного приёма. Период от 30 до 50 лет называют периодом стабилизации, когда физические качества уже можно только поддерживать, и то при условии систематических и методически правильных занятий. После 50 лет наступает деструктивный период, который характеризуется снижением физических характеристик выполнения известного приёма.
Суть же физического совершенствования в каратэ в контексте многолетней деятельности заключается в том, чтобы сохранить физическую активность в русле своей специализации, меняя характер известных движений сообразно физическим возможностям данного возрастного периода. Кроме того, важно и каким направлением деятельности в каратэ занимается человек. Если это физкультурное направление, то здесь достаточно сосредоточить внимание на общей физической подготовке и совершенствовании форм, так как для того чтобы выполнять ката и кихон в соответствии с общими требованиями, вполне достаточно быть практически здоровым. Для участия в спортивных соревнованиях нужна специальная физическая и тактико-техническая подготовка, которая вытекает из требований правил и регламента проведения соревнований. Очевидно, что в том и в другом случае вопросы интеллектуального и духовного воспитания с каратэ напрямую никак не связаны. Вопрос комплексного воспитания, где физическая подготовка имеет свои особенности, становится актуальным, когда каратэ, являясь частью профессиональной подготовки, становится оружием. Именно здесь возникает опасность «вооружённой безнравственности». Осознание собственного превосходства над людьми, которое даст специальная подготовка и «право на убийство», может в корне изменить мировоззрение человека. И здесь возрастает значение философской категории «совершенствование личности» в сё духовном и интеллектуальном аспектах.
Об интеллектуальном совершенствовании
Современные японские мастера традиционно видят интеллектуальное совершенствование в каратэ в изучении философии, разумеется, только восточной, истории предмета в выгодном для каратэ толковании и некоторых аспектов восточной медицины. Мне кажется, что пренебрежение знаниями и опытом европейской культуры в боевых единоборствах и в воинском искусстве вообще, а также в других смежных областях идёт не на Пользу японскому каратэ. Если искусство не развивается, не приобретает новые формы, не обогащает внутреннее содержание, оно становится застывшим искусством прошлого. Расширение уровня познаний вообще полезно для ума, а для профессионала-единоборца новой формации, с человеческим лицом, просто необходимо. Кроме восточной философии и медицины, Современному мастеру каратэ необходимы и другие знания, способствующие пониманию процессов роста Мастерства. Например, в анатомии и физиологии в определённом объёме, биомеханике, теории и методике физического воспитания, педагогике, некоторых вопросах психологии, например психологии конфликта. Мастер должен владеть навыками оказания первой помощи при травмах и, конечно, знать свой предмет и развивать его, занимаясь научной и изыскательской деятельностью.

О ДУХОВНОМ СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ

Одним из наиболее важных аспектов комплексного воспитания является воспитание духовное. В современном мире, мире ложных кумиров и ложных ценностей, воспитательный процесс либо отсутствует вообще, либо заменён процессом выращивания тела через усиленное питание, занятие элитными видами спорта, изучение неоправданно завышенного количества предметов. А тот вакуум духовного воспитания, который создан несовершенством образовательной системы, успешно заполняется «бесовщиной», которая огромным потоком обрушивается на нас с экранов телевизоров, с эстрады, из газет и журналов и других средств массовой информации. Уже давно никто не занимается вопросами массовой физической культуры и массовым спортом, вопросами воспитания личности спортсменов. Спортивных руководителей сегодня в большей степени интересует финансовая сторона спорта. Торговля «мышцами» сегодня становится одним из самых доходных видов бизнеса. Внутренняя нечистоплотность современного спорта при внешней привлекательности его фасадной части не даёт оснований полагать, что спорт сегодня может рассматриваться как система воспитания молодёжи. Спортивное каратэ, как часть современного спорта, полностью отображает в себе все пороки общества. Поэтому очень странно бывает слы шать из уст некоторых представителей спортивного каратэ слова о том, что занятия каратэ способствуют совершенствованию личности, в том числе и духовному совершенствованию. Современное каратэ не является средством ни интеллектуального, ни духовного воспитания.
Конечно, каждый, кто занимается каратэ, может совершенствоваться и духовно, и интеллектуально, но это никак не связано с занятиями каратэ и не вытекает из этого. Что же понимать под духовным воспитанием и совершенствованием? В любой религии под духовным воспитанием понимается формирование у человека осознанного и трепетного отношения к вере и любви к Богу. Православное христианство, кроме этого, говорит и о формировании у человека способности жертвовать собой, своими личными интересами ради блага ближнего. Под духовным совершенствованием понимается стремление человека к избавлению от всех пороков и грехов, присущих человеку, таких как гордость, тщеславие, властолюбие, жажда накопления материальных благ, блуд, зависть и подобное прочее. Имеет ли такое стремление хоть какое-то отношение к каратэ? И способен ли современный мастер каратэ к подобному духовному подвигу? Если и да, то в силу причин, не связанных с каратэ. Кроме того, не ясно, какую духовную практику имеют в виду идеологи современного каратэ, когда говорят о необходимости духовного совершенствования. Очевидно, что термин «духовное совершенствование», определяющий одну из сторон воспитания личности в каратэ, здесь совсем не уместен и искусственно притягивается с целью создания внешней привлекательности. Учитывая, что религиозная ориентация и боевое единоборство прямо не связаны между собой, хотя и могут иметь взаимовлияние, было бы правильно использовать термин «нравственное совершенствование», как логическое продолжение нравственного воспитания, с точки зрения воинской морали.
Что же понимать под нравственным воспитанием с точки зрения воинской морали? Мораль — это обобщённые правила нравственности, которые определяют поведение человека в обществе. Например, для православного христианина такие нормы поведения, как нe воровать, не убивать, не лжесвидетельствовать, не блудить и далее по Писанию, являются незыблемыми. Очевидно, что мораль современного общества очень далека от этого, но тем не менее она не вызывает особого осуждения ни со стороны власти, ни со стороны общественности. Так что морали могут быть разные. Именно поэтому воспитательный аспект в боевых единоборствах очень важен, так как от этого зависит, у кого в руках окажется оружие. Воин — это защитник государства, общественного устройства, граждан страны (в идеале). К воинам можно причислить и сотрудников правоохранительных органов, а также в определённой степени и тех, кто профессионально занимается боевыми единоборствами, так как эти люди так или иначе имеют отношение к воинскому делу (это, конечно, не относится к современным коммерческим направлениям). Что же такое воинская мораль, и как она определяет поведение человека в обществе? Воинское сословие всегда считалось элитой общества, поэтому общество и доверяло ему собственную безопасность. В воинской морали принципы добродетели составляют основу правил нравственности: честность, справедливость, готовность жертвовать собой, безусловное ис| полнение воинского долга, патриотизм. Сегодня в России нравственным воспитанием воинов фактически никто не занимается, и это очень опасно как для общества, так и для государства. Интересно замечание одной иностранки, которая уже давно живёт в Москве: «Москва — очень хороший город и вполне европейский, но мог бы быть ещё лучше, если бы не милиционеры». Она имела в виду тех сотрудников милиции, с которыми ей приходится сталкиваться на улицах города повседневно. С её точки зрения, поведение этих людей никак не увязывается с моральным обликом «воина-защитника». В основе воинской морали лежат нравственные общечеловеческие принципы, и поведение людей, владеющих огнестрельным оружием или приёмами рукопашного боя, должно соответствовать этим принципам. Нельзя обучать боевым приёмам и давать в руки оружие без соответствующего педагогического воздействия, одной из составляющих которого является нравственное воспитание. Нельзя доверять защиту правопорядка безнравственным людям.
Часто задают вопрос: как согласуется нравственный догмат «не убивай» с воинской моралью, с необходимостью воина убивать при выполнении воинского долга? Убийство — это большой грех, крайнее проявление зла. Вместе с тем православные философы говорят, что несопротивление злу в любых его проявлениях — это тоже грех. Но не каждый человек способен защитить себя от зла. Религия помогает человеку спастись от духовной гибели, а воины с помощью Всевышнего спасают человека от посягательства врагов и физического уничтожения. Причём здесь имеются в виду не только профессиональные военные, но и люди, которые по иуху являются «воинами-защитниками». В старые времена святые отцы благословляли воинов на ратные подвиги во имя спасения отечества, тем самым снимая с них тяжесть греха за убийство врага. Уничтожение врага ради спасения отечества, собственной жизни и жизни мирных людей не является грехом и считается одним из основополагающих принципов воинской морали. В «Бусидо» есть правило, которое запрещает самураю первому применять оружие. Это правило легло в основу философской концепции о самурайской выдержке. Однако современные трактовки этой концепции не всегда бывают верными и часто говорят о том, что самурай ни при каких обстоятельствах не должен первым «обнажить меч». Догмат о неприменении оружия первым относится к нравственной категории. Суть его заключается в том, что воин, призванный защищать, не должен вынашивать агрессивные замыслы и использовать своё воинское искусство против мирных граждан. Но если он находится в состоянии войны, знает об агрессивных замыслах врага, то сообразно военной тактике может наносить и опережающие удары.
Воинская мораль — это свод правил нравственности, которые определяют поведение воина в обществе, как защитника отечества и его граждан. Если с этой же позиции рассматривать вопросы воспитания и совершенствования личности в боевых единоборствах, то, по моему мнению, следует опираться на философскую концепцию о трёх составляющих, которая говорит о трёх «ипостасях» человека — духовном, интеллектуальном и физическом как о едином целом. Под духовным воспитанием здесь следует понимать воспитание нравственное, основанное на соблюдении принципов воинской морали. Под воспитанием интеллектуальным понимается овладение знанием тех наук, которые прямо или косвенно касаются боевых искусств, участие в научно-изыскательской деятельности в этой области. Под физическим воспитанием следует понимать процесс формирования физических качеств и двигательных навыков, необходимых для овладения приёмами боя. Только при совокупности указанных направлений в воспитательном воздействии можно говорить о гармоничном воспитании мастера в каратэ. Следовательно, и вопросы совершенствования личности в каратэ можно рассматривать только в этом контексте.
Как уже было отмечено выше, совершенствование — это логическое продолжение воспитательного процесса. Очень важно, чтобы педагогическая система формирования мастера в каратэ методически увязывала периоды обучения и совершенствования в процессе многолетней деятельности.
Категория: Теория | Добавил: Arthur (02.11.2013)
Просмотров: 1687 | Рейтинг: 1.0/1 |
Приветствую Вас,
Гость!
Поиск
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz